Главная > О компании > Обзор судебной практики > Высокий суд Англии и Уэльса определил бенефициара

Высокий суд Англии и Уэльса определил бенефициара


				02.10.2017
						

Краткая информация

Обзор решения Высокого суда Англии и Уэльса (Hniazdzilau v Vajgel [2016] EWHC 15 (Ch). Два лица претендовали на статус бенефициарного владельца компанией, каждое из которых обладало документом, подтверждающим его право как бенефициара.
  
Судом дается разъяснение, в каких случаях функционирование компании в качестве инструмента для уклонения от уплаты налогов создаст препятствие для установления прав бенефициарного владельца.

Фабула дела

Спор возник между двумя гражданами Белоруссии (А и В) о том, кто из них является бенефициаром компании, зарегистрированной в Англии в 2006 г. Английская компания – владелец коммерческой недвижимости в Минске. Директор и акционер компании были представлены номинальным лицом. «Трастовая Декларация» утеряна. В ходе судебного разбирательства номинальное лицо скрылось, а акции были переданы новому лицу.

По словам нового акционера, он является номинальным владельцем в пользу В. Более того, в ходе судебного разбирательства был предъявлен документ, который был подписан представителем английской компании (по доверенности), о том, что бенефициаром является В.

В том же заседании был предъявлен еще один документ – «Соглашение об управлении», подписанное первоначальным номиналом, где в качестве бенефициара фигурировал А. А также, в пользу А имелся еще один документ – «Декларация собственника», подписанная, однако, одним лишь А.

Судебное разбирательство

Суд установил, что первоначально как «Трастовая Декларация», так и «Соглашение об управлении» не содержали указания на бенефициара компании (оставлена пустая графа). Выяснить, кем и когда впоследствии были внесены изменения - невозможно. Поэтому установление судом фактов происходило на основе показаний свидетелей.

Основной вопрос, требовавший разрешения: «Кто (А или В) располагал достаточными средствами для приобретения активов, владельцем которых являлась английская компания?».

Показания были получены от большого числа свидетелей: от сотрудников дочерних компаний в Белоруссии и в Москве, вплоть до служащих банка в Швейцарии, где у английской компании был открыт счет. Показания сводились к тому, что фактически на средства В обеспечивалась экономическая деятельность данной группы компаний, причем между счетом компании и личным счетом В неоднократно осуществлялись платежи (10 платежей на равную сумму). Более того, А никогда не был уполномочен делать распоряжения по счету и подписывать платежные документы. Таким правом обладал лишь В (сначала в виде совместных полномочий с 3-им лицом, затем - единолично). В ходе судебного разбирательства В также представил доказательства о том, что финансовые активы на приобретение недвижимости, принадлежащей английской компании, были предоставлены им.

Таким образом, суд пришел к выводу, что в то время как В обеспечивал экономическую деятельность английской компании, А осуществлял лишь её юридическую поддержку, осуществляя регистрацию и дальнейшее поддержание в «надлежащем состоянии» (Good standing).

Вместе с тем, А заявил, что В был заинтересован в английской компании лишь как в инструменте для уклонения от уплаты налога, и вследствие такого злоупотребления он лишен права претендовать на признание его бенефициарным владельцем компании. Английское право действительно рассматривает нелегитимность действий истца по отношению к объекту спора как возможное основание для отказа в иске (латинская концепция «ex turpi causa non oritur actio» - незаконное дело не порождает иска).

Сам А апеллировал к существующему прецеденту – решению по делу Hounga v Allen and Another[1], где суд признал, что истцу может быть отказано в иске о признании права на спорный объект, если такое признание в дальнейшем даст истцу извлекать преимущества от незаконных действий либо избежать уголовной ответственности. А настаивал, что признание прав В действительно приведет к указанным последствиям – получение дохода вследствие уклонения от уплаты налогов.

В свою очередь, В привел контраргумент – прецедентное решение по делу Tinsley v Milligan[2], в котором суд признал, что незаконность действий истца в отношении спорного объекта действительно может повлечь отказ в иске о признании права, однако если признание права не связано с незаконными действиями истца, то препятствий в удовлетворении иска нет.

Решение суда

Суд установил, что регистрация английской компании была произведена по заданию В и установление бенефициарного владения В было произведено намного раньше, чем английская компания предположительно начала уклоняться от уплаты налогов. Для доказывания своего бенефициарного владения от В не требовалось ссылаться на налоговые схемы компании[3]. В соответствии с логикой разрешения дела Tinsley v Milligan, уклонение от уплаты налогов компанией не препятствует признанию права В как ее бенефициарного владельца.
Высокий суд Англии и Уэльса признал В бенефициарным владельцем компании.


[1] http://ukscblog.com/case-comment-hounga-v-allen-anor-2014-uksc-47/
 
[2]https://www.law.ox.ac.uk/sites/files/oxlaw/chan_-_finding_principle_in_illegality_-_reflections_on_t...
 
[3] Сходная логика суда наблюдается по делу Davies v O'Kelly.

Возврат к списку публикаций

Быстро и конфиденциально.
Квалифицированный специалист даст бесплатную консультацию по телефону, поможет Вам определиться и назначит встречу в удобное Вам время.
Звоните прямо сейчас по телефону: +7 (495) 775-85-78

Пишите по адресу: moscow@hbcomp.co.uk


Новости

11.12.2018 20:47:00

Иностранные инвесторы обязаны раскрывать выгодоприобретателей

Председатель Правительства Российской Федерации подписал три поста ...

Подробнее

10.12.2018 10:47:00

Росфинмониторинг представил очередные рекомендации

05 декабря 2018 года Федеральная служба по финансовому мониторингу ...

Подробнее

07.12.2018 11:16:00

Нерезиденты РФ смогут не платить НДФЛ при продаже имущества

С 01 января 2019 года нерезиденты РФ смогут не платить НДФЛ при пр ...

Подробнее